logo

Coinspot 07.07.2020

BTC/USD

9272.30

ETH/USD

238.77

LTC/USD

43.53

НБУ 07.07.2020

USD/UAH

27.20

EUR/UAH

30.60

RUB/UAH

0.38

comment

Рубрики

comment

МЕНЮ

Главная Статьи Общество права человека Живой товар или законное право родителя: трудности и противоречия суррогатного материнства в Украине
commentss НОВОСТИ Все новости

Живой товар или законное право родителя: трудности и противоречия суррогатного материнства в Украине

Журналисты "Комментариев" разбирались в крайне спорной и, как правило, очень неудобной теме суррогатного материнства, вопрос регулирования которого в Украине обостряется

22 июня 2020, 22:00 comments930
Живой товар или законное право родителя: трудности и противоречия суррогатного материнства в Украине

Суррогатное материнство – неоднозначная тема для многих стран мира как в чисто этическом плане, так и в плане правового урегулирования. В то время как его сторонники в лице Гаагской конференции по международному частному праву говорят о необходимости разработки так называемой системы “международного права нерождённого ребёнка”, другие, во избежание злоупотреблений и лишних неприятностей, попросту запрещают предоставление услуг суррогатного материнства для иностранцев. О наиболее скандальных эпизодах, связанных с этой темой, и о реакции на них общественности и властей Украины читайте в нашем материале. 

Суррогатное материнство: скандал с отелем “Венеция” и “БиоТехКомом”

10 июня очередная “партия” суррогатных младенцев встретилась со своими новыми родителями. Они, несмотря на карантин и затруднённое авиасообщение, смогли уладить вопрос о пересечении границы с МИД Украины и приехать из Испании и Аргентины за своими новорождёнными. Торжественная передача малышей, наряженных по случаю в вышиванки, получила широкую огласку в СМИ. 

Впрочем, если бы не разгоревшийся чуть ранее скандал с 46 младенцами в столичном отеле “Венеция”, которых из-за закрытых границ не смогли вовремя передать иностранцам, событие так и осталось бы незамеченным. Всё началось с facebook-страницы “Родина на FB”, опубликовавшей официальное видео киевской репродукционной клиники “БиоТехКом” с агрессивной подводкой и заглавием “Живой товар плачет в столице”. Ролик был снят для успокоения заграничных клиентов компании из более чем десятка стран мира. В нём сотрудники “БиоТеха” и отеля “Венеция”, где на время разместился обслуживающий персонал и полсотни младенцев, рассказывали о том, что новорождённые ждут встречи с родителями в комфортных условиях и им обеспечивается надлежащий уход. 

Несмотря на достаточно скромный охват публикации, на неё обратила внимание уполномоченный ВРУ по правам человека Людмила Денисова. Она поделилась роликом на своей официальной странице и внезапно заявила, что предоставление услуг суррогатного материнства иностранным гражданам может привести к нарушению прав человека и ситуации, когда государство не сможет защитить своих граждан. Чиновница также призвала Нацполицию, Минздрав и Минсоцполитики немедленно отреагировать на ситуацию и не допустить торговли детьми. 

Уже на следующий день риторика омбудсмена в корне изменилась. После того как власти ограничились проверкой документов малышей и условий их содержания, вся проблема свелась к разработке механизма передачи детей зарубежным родителям. Смогло ли это на 100% защитить права человека – вопрос спорный. Тем более, что пару лет назад “БиоТехКом” уже попадал под прицел Генпрокуратуры. 

В 2018 году представителю медцентра было сообщено о подозрении в совершении преступления по статье о торговле людьми, а главврачу "БиоТехКом" – ещё и по статье о подделке документов. По словам тогдашнего генерального прокурора Юрия Луценко, причиной интереса ГПУ стал инцидент 2011 года, когда итальянская супружеская пара, воспользовавшись заведомо поддельными документами, зарегистрировалась родителями украинского ребёнка и вывезла его за границу. То, что младенец никакого отношения в генетическом плане к своим зарубежным родителям не имел, а налицо была банальная продажа человека, выяснилось уже в Италии. Там пару привлекли к ответственности, а самого “виновника торжества” отправили в детский дом. По данным украинских правоохранителей, “БиоТех” получил за сделку 32 тыс. евро, а биологическая мать – ещё 6 тыс. евро. При этом Луценко подчёркивал, что подобный случай в практике медцентра не единичный. 

“БиоТех” назвал происходящее давлением на законный бизнес и заручился поддержкой не менее трёх десятков депутатов ВРУ. Аргументами защиты стали давность инцидента, нарушение правил УПК при расследовании, и то, что между суррогатной матерью и итальянскими супругами был подписан договор об услуге. К тому же, ошибка могла состоять в ненадёжной системе транспортировки спермы отца, которую итальянские отправители могли попросту перепутать. Сам глава компании Альберт Точиловский заявил, что таким образом кто-то из украинских чиновников пытается завладеть “БиоТехом” или его коммерческими площадями. 

Как бы там ни было, но дело спустили на тормозах, а диалог между сторонами обвинения и защиты перешёл немного в другую плоскость. В конце 2018 года на Юрия Луценко и главного военного прокурора Анатолия Матиоса НАБУ было заведено уголовное дело по заявлению внефракционного нардепа Виталия Куприя. Это оба чиновника связали с их расследованием деятельности “БиоТехКома”. Ещё полгода спустя в окрестностях Киева двое неизвестных избили Куприя и облили его фекалиями. Последний назвал акцию местью со стороны Матиоса.

Суррогатное материнство в разных странах

“БиоТехКом” – не единственная компания в Украине, работающая в индустрии суррогатного материнства. И в интернете, и на наружных носителях хватает рекламы подобных учреждений, однако их точного количества в стране не знает никто. Как говорит директор Центра медицинского и репродуктивного права Сергей Антонов, значительная часть рынка находится в тени. Многие агентства-посредники представляют собой хоум-офисы, которые никто не учитывает и не контролирует (со всеми, вытекающими отсюда последствиями). Это прекрасно иллюстрирует ситуация, когда омбудсмен многомиллионной страны узнаёт новости, буквально, из соцсетей. Тем временем, весь институт права суррогатного материнства в нашей стране регулируется одной статьёй Семейного кодекса, приказом № 787 Министерства здравоохранения и некоторыми положениями закона "Об охране здоровья населения". Как отмечают эксперты, при наличии такого нехитрого свода норм и без должного контроля сложно разобраться, где проходит грань между законным предоставлением услуг репродуктивной медицины и торговлей людьми. 

По оценкам специалистов, в Украине ежегодно рождается от 2 до 2,5 тыс. детей от суррогатных матерей (официальные данные Минюста на 1-1,5 тыс. человек меньше), что даёт хотя бы какое-то представление об объёмах “производства”. При этом цены на отечественном рынке гораздо ниже рыночных. Средний пакет услуг по рождению ребёнка обойдётся всего в 30 тыс. долл. Тогда как в США прайс стартует от 80 тыс. и выше. 15-20 тыс., которые получает за “услугу” биологическая мать в Украине – на фоне низкого уровня отечественной оплаты труда – внушительное вознаграждение, что гарантирует постоянный приток женщин, желающих хоть немного подправить свое финансовое положение.

До недавних пор настоящим эпицентром суррогатного материнства были страны Азии. В особенности, Индия, которая в начале тысячелетия узаконила процедуру, а спустя 10 лет начала ужесточать правила. Сначала было запрещено предоставление услуг для гомосексуальных пар, а в 2016 был введён окончательный запрет для иностранцев. Отрасль генерировала ежегодно не менее 2 млрд. долл., но от этих денег было решено отказаться по этическим соображениям. Примеру Индии последовали Таиланд, Непал и Мексика. Услуга по вынашиванию чужих детей вообще не особо приветствуется властями, и легче перечислить страны, где она разрешена. Практика полностью легальна в некоторых штатах Америки, а также в Грузии, России, Кении и Лаосе. В Великобритании, Ирландии, Дании, Канаде, Австралии и Бельгии суррогатное материнство разрешено лишь на безвозмездной основе или с возмещением обоснованных расходов. 


Затруднения с этикой и правом суррогатного материнства

В “БиоТехе” уверяют, что случай с итальянской парой – это исключение из правил, так как при пересечении границы в большинстве стран родителей заставляют доказывать свою биологическую связь с младенцем, а в индустрии суррогатного материнства хватает других скользких моментов и прецедентов. 

К примеру, в 2014 году австралийская супружеская заключила контракт с девушкой из Таиланда, которая родила “на заказ” двойню – девочку и мальчика с врождённым синдромом Дауна и пороком сердца. Здоровую девочку новые родители забрали, а мальчик остался с матерью. На его лечение пришлось собирать деньги “всем миром”. При этом “заказчики” уверяли, что ничего не знали о существовании малыша, с трудом ориентировались в ситуации из-за языкового барьера, а само агентство-посредник в итоге загадочным образом исчезло. За 6 лет до этого, в Индии, суррогатная мать родила дочку для пары из Японии. К тому времени как она выносила малышку, пара успела развестись, и ребёнок оказался в "подвешенном состоянии". Обеим матерям дочь оказалась не нужна, а отцу удочерить её мешали индийские законы, запрещающие такую процедуру одиноким людям. После громкого скандала мужчине всё же удалось забрать ребёнка. 

Скептически относящийся к самой идее услуг такого рода уполномоченный президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба, прямо называет суррогатное материнство эксплуатацией женщины и добровольным рабством. В качестве подтверждения своих слов, чиновник приводит в пример пункты из договора, который, как правило, подписывает суррогатная мать. Это обязанность отчитываться о каждом своём шаге, ограничение перемещений, готовность встретиться с генетическими родителями в любой момент и, наконец, самое главное – автоматический отказ от прав на ребёнка, включая любую информацию о его новой семье. Даже если клиенты откажутся от новорождённого, он будет отдан в государственное учреждение, а в случае, если роженица не захочет прерывать беременность, на которой будут настаивать генетические родители, она обязуется вернуть все затраченные на неё средства. При этом лечить своих собственных детей, заболевших инфекционной болезнью, суррогатная мать не имеет права. “Женщина – это, по сути, инкубатор, который не имеет права на собственное тело”, – подытоживает Кулеба.

К слову, Николай Кулеба в этом не одинок. В 2018 году ООН поставила знак “равно” между коммерческим суррогатным материнством и продажей детей. 

Есть у сурматеринства и немало защитников, настаивающим на праве женщины самой распоряжаться своим телом и вполне легальном способе неплохо подзаработать (работа-то нехитрая – выполняй условия контракта, коли препараты, потом роди и всё будет в порядке). Кроме того, медицинский туризм делает услуги более доступными и для украинских пар, страдающих бесплодием. Ведь клиники получают прямые иностранные инвестиции на развитие. Полный запрет приведёт к уходу целой отрасли в тень и ситуации, когда огромные суммы останутся в карманах, причастных к незаконному обороту чиновников. 

Поэтому, по мнению защитников, первоочередной задачей должна стать разработка простых и понятных “правил игры” для суррогатных матерей и учреждений, предоставляющих подобные услуги. Иначе историям, показанным каналом Al Jazeera, и главными героинями которых стали молодые украинки, решившие поучаствовать в программе СМ, и содержащиеся в скотских условиях, не будет конца. А пока такой законопроект не только предстоит создать, но и в дальнейшем соблюдать закон. При этом важно, чтобы органы, которым будет поручено контролировать условия содержания суррогатных матерей, не превратились в очередную коррупционную кормушку. 

Ранее "Комментарии" разбирались, что изменилось за год правления Зеленского в ситуации с переселенцами в Украине.


Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы первыми узнать о самых важных событиях!


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.
Источник: https://comments.ua/
comments

Новости партнеров

Новости

Подписывайтесь на уведомления, чтобы быть в курсе последних новостей!